Вода. Часть вторая.

Вода. Часть вторая

Часть первая >>

Все те же тополя по обочинам дороги. Все тот же орешник за тополями. Та же дорога с выбоинами, как будто сделанными акурат так, чтобы колеса попали туда обязательно. Впрочем, ничего удивительного — выбоины-то от этих самых колес.

Минуя выбоины я оказался у въезда в Грибское. Самое обычное, милое и теплое Грибское — колыбель детства и юности.

Однако, обычным оно было лишь до тех пор, пока я не оставил позади подъем и не въехал на главную улицу — Центральную.

Я даже сбавил скорость, чтобы немного осмотреться, и не съехать в канаву — картина была очень непривычной.  Люди повыходили на улицу, кто с лопатой, кто с ломом, пытаясь хоть как-то отвести воду из дворов. Трубы, обычно лежащие под переездами через канавы, были выворочены и беспорядочно лежали вдоль обочины дороги. Сами канавы, тем не менее, были полны, и вода, вот-вот, должна была залить дорогу. Хотя, ближе к центру села, где канавы мельче (или совсем отсутствуют) — так и было. Но об этом позже.

Я, потихоньку, объезжая вывороченные трубы, доехал до перекрестка и остановился. Полуразрушенная мастерская слева и здание бывшей конторы, выкупленное теперь кем-то из сельчан, справа,  напомнили о большом и богатом прошлом Грибского. Когда-то, село было центральной усадьбой учебного хозяйства селхозинститута. А сам учхоз, состоявший из четырех сел и огромного количества плодородной земли был миллионером (во времена, когда на 15 копеек можно было позавтракать в школьной столовой), регулярно занимал какие-то там места во всесоюзных соцсоревнованиях… Но это было раньше.

Теперь же, я стоял на перекрестке улиц и прислушивался к шуму, доносящемуся со стороны дороги, ведущей на кладбище. А если, не доезжая, повернуть налево — то ведущей в соседнее село — Передовое.

Я повернул машину, и начал спускаться по этой дороге. Здесь, по спуску, вода уже текла шумным ручьем. Но, оказалось, шумел не он. Точнее говоря, не только и не столько он: полузасохший пруд, почти превратившийся в болото, теперь вышел из берегов и устремился встретиться с Алимом, там, в низине, за селом. Впрочем, я догадывался, что пруд сделал это не по своей воле. Когда же я добрался до родительского дома, который находится «выше» по Центральной улице, мои догадки подтвердились — откуда-то с юго-востока шел поток воды, с явным намерением залить здесь все. Но, всему свое время.

Там, налево - Передовое. А прямо - кладбище

Там, налево — Передовое. А прямо — кладбище

Я стоял и смотрел, как завороженный, на бурлящую воду. «Вероятно», —  раздумывал я, —  «утром на кладбище будет уже не проехать.  Но, хозяевам того места, давно уже нет дела до наших земных проблем. А вот Передовое точно потеряет с нами сообщение». Хотя, уже в тот момент, когда я стоял и размышлял, ни кто бы не рискнул проехать по дороге.

За спиной я услышал тарахтенье, силящееся перебить шум бегущей воды. Обернувшись, я увидел маленький трактор-«китаец», за рулем которого сидел старый знакомый — Леха. Подъехав к воде, он повернулся ко мне, с улыбкой на лице, и поднял вверх большой палец. Я кивнул в ответ — да, действительно редкое зрелище. Постояв с пол минуты, Леха развернулся и уехал. Я тоже не стал задерживаться.

По мере моего продвижения по центральной улице, воды становилось больше — в этой части села канавы не такие глубокие. В некоторых местах их нет вовсе. В самом центре — в районе школы, магазина и ДК, вода была, казалось, повсюду. Школьный двор был в воде, наверное, по пояс — она спокойно стекала через дорогу в этот самый двор, так как он находится ниже уровня дороги.

Подъехав к дому, и открыв дверь машины, я, с опозданием, сообразил, что туфли — не совсем подходящая обувь для такой погоды. Я разулся, закатил джинсы и вылез из машины. Воды возле ограды дома было чуть ниже колена.

Пока я вытаскивал свои вещи из машины, подошла Олеся.

— Ты видел, сколько там воды? — спросила она.

— Нет. Я только подъехал.

— Надо было сапоги брать, — улыбнулась она, посмотрев на туфли в моей руке и на закатанные джинсы.

— Да, думаю, найду чего-нибудь в доме.

Немного опасаясь неизвестности, я открыл калитку — забор глухой, поэтому, того что за ним происходит не видно. Ну, что ж. Не так страшно, как могло быть — вода. Много воды. И только.

— Ты дальше пройди, — Олеся угадала, о чем я думаю, — у меня сапог не хватило дальше веранды пройти.

Я посмотрел на ее сапоги — почти до колена. А она сама, надо заметить, выше меня. — В гараже, — спрашиваю, — тоже вода?

— Нет. Там вроде пока нет воды.

Дошли с ней до крыльца. Вода закрывает вторую ступеньку. Деревянная решетка, о которую обычно чистится обувь, плавает где-то в стороне.

Отпираю дверь — в сенцах сухо, они значительно выше земли.

В доме, первым делом открываю крышку подполья — вода скоро дойдет до пола. Значит, и в сенцах она, фактически, под досками.

— Вот это да, — вздыхаю.

— Ага, — соглашается Олеся, — ну, ладно, я домой, малого кормить.

— Удачи, — говорю я и закрываю крышку.

Предстояло найти насос, срастить несколько кусков шланга, и начинать откачивать воду, чтобы вода не зашла в дом. А на улице, между тем, уже темнело… Впереди была ночь, наполненная подъемом каждый час, проверкой уровня воды и, снова, беспокойным сном.

А утром… Утром ждала совсем другая картина…

Часть третья >>

5 kommentarer

  1. Прочитала с удовольствием, как будто раньше этого ничего не знала 🙂

  2. Коля, здорово написано. Я там в это время тоже присутствовал. Приехал за сыном, и пришлось на жыпе плыть) (вовремя воздухозабор вывел наверх). Радует, что кто-то может написать о родном месте. Читал с удовольствием!!! Продолжай!

Добавить комментарий