Первую часть можно почитать здесь>>

Естественно, сбежать мне бы никто не дал. Поэтому, уточнив, что текст для визитки я буду писать сам, мы с Машей оделись и отправились домой. Здесь, наверное, следует пояснить, что некоторым участницам, аудио-видео сопровождение их номеров готовил звукооператор из ДК. Оно и понятно – каждый должен заниматься своим делом. Более того, для многих тексты визиток были рождены в недрах творческого отдела того же ДК. Я же решил, что и визитку и творческий конкурс подготовлю Маше сам. А о дефиле с балом пусть думает Тамара.

Итак, самое время было подумать над визитной карточкой. Решили так: если Маша – Алиса Селезнева, значит в образе будем эксплуатировать тематику звезд. Прослушав несколько электронных музыкальных композиций, которые, на мой взгляд, затрагивали космическую тематику и могли вызвать положительные вибрации в душах жюри, семейный совет в лице меня и Маши решил сделать выбор в пользу «Alpha» от знаменитого Vangelis в качестве фоновой темы. Тамара занималась каким-то своим делом и, в общем, не противилась нашему выбору.

— Знаешь, — сказал я Маше, — ты сама видела на репетиции, что тягаться с соперницами мы ни в пении, ни в танцах, ни в акробатике никак не можем.

Она кивнула.

— Поэтому, — продолжил я, — ты должна будешь выступить так, чтобы жюри почувствовало, то, что ты говоришь, исходит напрямую из твоего сердца. Тогда твои слова коснутся их сердец и сразят на повал…

Помню, я нес еще что-то подобное. Однако, есть сомнения, что Маша в полном объеме поняла, что я ей хотел сказать. Впрочем, она – девочка сообразительная, и недооценивать ее не стоит. Итоговый смысл моих сентенций сводился к двум моментам – будем брать словом и оригинальностью.

Что ж, музыку выбрали. Оставалось немного – придумать текст и костюм.

И если дальнейшие действия в отношении костюма стали понятны, когда порыскав по сети, я наткнулся на фото косплея по мотивам «Тайны Третьей планеты», то с текстом все оставалось туманным.

Тамара предложила воспользоваться услугами одного из педагогов детсада, в котором она работает, и написать Маше классные стихи. Я сначала согласился. Но потом, подумав, сказал:

— Завтра я попробую написать текст визитки сам. И в прозе. А то ведь, скорее всего, стихи в визитке будут чуть меньше, чем у всех.

На следующий день, разобравшись с рабочей рутиной, я вставил наушники в уши и включил Vangelis. Для того, чтобы, как говорится, быть на волне. И, перечитывая по несколько раз каждое предложение, написал текст. Конечно, это был еще черновой вариант. Но основная концепция оставалась неизменной до окончания конкурса. Главное, что удалось уложить все мысли в регламентированный правилами конкурса хронометраж – 2 минуты. Ну, почти уложить. У нас получилось 2:15. Признаться честно, я переживал из-за этих секунд. Однако, как выяснилось позже – можно было не переживать. Но, всему свое время.

Во второй половине дня позвонила Тамара и сказала, чтобы я  срочно перезвонил Алисе. Той, которая настоящая, из творческого отдела ДК. Мне не трудно. Я позвонил.

— Здравствуйте, — говорю. И сразу уточняю – мое «здравствуйте» серое, обычное, которого, порой и не слышно. Но по телефону я смелый и громкий, — я папа Маши Юшковой. Вы звонили и что-то хотели узнать?

— А, здравствуйте. Я вообще-то маме звонила, — ответила Алиса, — подскажите, чем у вас Маша отличается?

— Эмммм, — глубокомысленно ответил я.

— Ну, чем занимается, чем увлекается? – не став меня ждать быстро прострочила Алиса, — куда ходит?

Да, думаю, вот он наш «звездный час».

— Нуууу… — еще более глубокомысленно ответил я.

— У вас в анкете написано, что занимается в художественной школе, занимается айкидо. Чем она еще занимается, что любит?

— Танцевать любит, — ляпнул я первое, что пришло в голову. Хотел еще сказать, что любит кривляться и ходить на головах на пару с Варварой, в то время, когда родители усталые приходят с работы и единственное благо, о котором они мечтают – тишина. Но не стал.

— Так, хорошо, — Алиса уже взяла на карандаш Машино «увлечение»,  — мы просто сейчас здесь визитки сочиняем, — как-будто опомнившись, пояснила она, — и пока у нас вдохновение, хотим сделать как можно больше.

Так вот оно что. Я немного расслабился.

— Ну, это вы, — говорю, — зря. У нас уже есть макет визитки.

— То есть, вы сами написали? – мне показалось, что нотка облегчения проскользнула из облачка вокруг фразы и, будучи значительно усеченной протоколами цифровой связи, достигла моего уха.

— Да. И завтра на репетиции покажу вам, — ответил я.

— Ну, хорошо. Тогда Юшкову пока оставляем. До встречи.

Вечером я декламировал черновой вариант визитки и пытался показать Маше, каким я вижу ее выступление. Она согласно кивала головой. Однако, когда наступала ее очередь читать слова, делала все по своему. Но я не отчаивался, некоторое время до конкурса у нас еще было — хватило бы и известное животное научить курить. Хотя, чтобы научиться курить ума не надо совсем. Даже, кажется, наоборот – начинают от его недостатка.

Я вот тоже когда-то курил. И начал это гиблое дело…как вы думаете, из-за чего? Конечно, из-за девушки! Однозначно, все беды на Земле из-за девушек (вернее, от их воздействия на безмозглые мужские головы). У меня в то время пятнадцатилетнего, мозгов не было вовсе. Нет, конечно, я пытался читать умные книги, размышлять о судьбах отдельных личностей и целых государств. Но ведь такие вещи совсем не означают наличие мозгов, ведь правда? Открою страшную тайну – я и сейчас сомневаюсь в наличии оных у меня – видимо впору собираться в гости к Гудвину. Так вот, девушка, к которой я тогда дышал не очень ровно, взяла да подружилась почему-то с другим парнишкой. Это сейчас я понимаю, почему. А тогда совсем не понимал, и это было именно «почему-то». С обиды я решил: «Куплю сигарет и стану курить». Так и начал, на долгих шесть лет. Говорю же, мозгов не было совсем.

К счастью, в подготовке к конкурсу, перед нами с Машей стояла совсем другая, добрая, мирная и полезная задача. Всего лишь выступить так, чтобы сразить всех. Ни больше ни меньше.

И мы репетировали. Забегая чуть вперед, расскажу как выглядели наши репетиции.

После ужина (обязательно после, потому как до него – все злые. Всегда) я запускал на компьютере музыку, уже урезанную до нужных размеров и с примерным видеорядом, который предполагалось показать на выступлении. Маша, которая достаточно быстро выучила текст визитки, выходила на середину зала и начинала говорить…

— Маша! Ты не правильно говоришь, — я вставал, показывал, как нужно, — смотри, с чувством нужно! Представь, — говорю, — что ты просишь у меня новый смартфон. Представила? Вот теперь говори.

Маша начинала заново. Получалось, кажется, уже лучше. Однако, откуда-то появлялась излишняя экспрессия, которая падала совсем не на те слова. Наверное, Маша считала, что так ее рассказ выглядит выразительнее. В итоге, когда мы пришли в студию на первую репетицию визитки, и Маша взяла в руки микрофон, эта экспрессия превратилась в выкрики. Что-то сродни oi-року, только в прозе и без музыки. Нам, конечно, сделали замечание по этому поводу, настоятельно посоветовав исправить интонации. Но это было позже.

А пока мы репетировали дома.

— Маша! Куда ты торопишься? На слайдах еще твое фото про айкидо, а ты уже про кота рассказываешь? Жюри подумает, что ты айкидо с котом занимаешься! — Маша и хотела бы засмеяться, да слезы уже стоят на глазах.

— Чего ревешь? – спрашиваю я, и после слова «ревешь» Маша действительно начинает реветь.

— Чего ревешь? – повторяю я вопрос.

— Потому, что не получается, уииииии – Маша тихонько завывает и садится на диван.

— А как, ты думаешь, актеры репетируют? Они месяцами напролет одну фразу могут повторять, чтобы получилось то, что нужно режиссеру!

Маша слушает и продолжает реветь.

— Ладно. Иди попей воды, передохни, и продолжим.

Маша убегает на кухню, пить воду.

По этой схеме прошли почти все наши домашние репетиции.

Однако, до них еще оставалось время, когда я, как и обещал, показал макет визитки Алисе..