Первую часть можно почитать здесь >>

Хабаровск встретил меня такой же теплой погодой. Солнышко еще грело, но приближающийся вечер и легкий ветерок все же напоминали о том, что на дворе уже осень. Тем не менее, я не стал доставать кофту из сумки и отправился в гостиницу пешком. Благо, она располагается минутах в десяти ходьбы от аэропорта.

По пути я пару раз сфотографировал местные пейзажи и отправил их домой – чтобы мои родные тоже посмотрели, как там, в Хабаровске люди живут. Впрочем, именно «как живут» из этих фото ничего они не узнали, так как аэропорт и гостиница, в Хабаровске, находятся практически за городом. Там уже не найти жилых домов (по крайней мере, по пути в гостиницу) – лишь какие-то обветшавшие загороди, тополя, да попадающиеся иногда хозяйственные и коммерческие постройки – автосервис и металлические ангары.

Гостиница в общую картину не вписывалась. Аккуратное, небольшое трехэтажное здание, с уютным двориком, огороженным металлической изгородью. Все ухожено и красиво.

Я легко толкнул большую металлическую калитку, и она бесшумно поддалась, открывая путь к гостинице. По обе стороны короткой, выложенной плиткой тропинки располагались деревянные скамейки. На одной из них сидели два массивных армянина лет под пятьдесят и о чем-то тихонько беседовали, не обращая на меня никакого внимания.

Открыв стеклянную дверь, я оказался в небольшом холле. Напротив входа, у окна, меня встретила приветливая девушка-администратор. Запомнились в ней большие карие глаза с длиннющими ресницами, светлые волосы и ярко накрашенные пухлые губы. Когда я ее увидел, то почему-то промелькнула мысль, что ее взяли только из-за эффектной внешности. А может, специально ей такую внешность сделали. Кто знает.

Рассчитавшись за проживание и получив ключ, я поднялся к себе в номер. Самолет на Камчатку отправлялся на следующее утро. Поэтому, можно было спокойно выспаться.

***

Аэропорт в Хабаровске большой, хотя и не Шереметьево, конечно.

Довольно быстро пройдя регистрацию, я поднялся на второй этаж и уселся напротив окна, рядом с киоском с разнообразной прессой и всевозможной мелочевкой, которая бывает очень необходима в поездках. Там я заметил щипчики для ногтей (так как свои благополучно забыл дома), но решил, что куплю их уже на месте, по мере необходимости.

These Reigning Days, минувшей ночью, наконец, выпустившие полноценный альбом, вещали в наушниках оперу любви, и я, полностью погрузившись в новую музыку, смотрел на взлетающие и приземляющиеся самолеты.

***

Минуло два с половиной часа полета в комфортабельном A-320, которых я практически и не заметил – в салоне самолета было тише, чем в моей старенькой королле, чему я, после полетов в боингах и тушках, весьма удивился. Под крылом показалась бухта, и, на берегу город, вероятно – Петропавловск. Но его мы прошли, и, развернувшись севернее, приземлились в Елизово.

Пока заходили на посадку, я успел заметить наличие военных самолетов рядом с ВПП и чуть дальше, рядом с ангарами. Сначала удивление хотело взять власть надо мной, но эта попытка изначально была обречена на провал – я перед командировкой читал, что гражданская авиация в Елизово делит аэропорт с военной. Хотя, судя по количеству военной техники, скорее наоборот – военные, скрипя сердцем дают пользоваться гражданским своими ресурсами.

***

За воротами ограды аэропорта, небольшая толпа встречающих пыталась преградить путь прилетевшим. Продравшись сквозь эту чащу и, попутно выискивая глазами табличку со своей фамилией (меня должны были встретить), я наткнулся взглядом на человека в военной форме, который стоял на крыльце слева, у входа в багажное отделение и скромненько так помахивал мне рукой. Это был Максим – мой брат. Хотя и двоюродный, но больше чем родной – много каникуло-часов было пережито вместе в детстве, в то время как старший родной брат был намного старше меня, и общих интересов у нас с ним не было.

Я обрадовался и поспешил к нему. После крепких объятий-рукопожатий, я забрался на крыльцо, с целью оглядеть встречающих-прилетевших, и найти коллегу, который должен был меня встретить, и доставить до квартиры в Петропавловске.

— Еще багаж получать? – осведомился Максим.

— Да какой багаж? Все свое – ношу с собой, — улыбнулся я, указывая на спортивную сумку, висевшую на плече.

Наконец, я обнаружил человека с бумажкой в руке, на которой, однако, вместо моей фамилии, красовалось название нашей конторы.

— О, — говорю Максу, — нам туда. Меня встречают.

Мы спустились с крыльца и направились к коллеге, который как оказалось, и не коллега вовсе, а водитель управляющего Камчатского филиала. А водители начальников, вы же знаете, какие они высокомерные… Забегая вперед, мне показалось, что управляющий был не настолько задериносом, как его водитель. Впрочем, я и имя этого водителя уже забыл.

Максим же, подойдя к нему, сразу задал прямой, по-военному, вопрос:

— Вы какой дорогой поедете?

Водитель, видно не ожидавший такого начала разговора раздумывал, что ответить.

— Может, проедем по красивым местам? – задал второй вопрос Макс.

— Вообще-то, сегодня воскресенье, и я приехал сюда в свое личное время.

— Понятно, — Макс только кивнул головой. Мне тоже стало все понятно. Однако, стоит сказать, что этот шофер оказался единственным, кто так отнесся к моему приезду. Хотя, оно и понятно – последние теплые деньки – картошка, шашлыки на даче… и тут я, которого надо везти.

За те несколько секунд, пока длился разговор, я успел разглядеть большой, старый военный самолет, возвышавшийся на постаменте, и пугавший всех темными, без стекол окнами. Ему, вероятно, очень хотелось взмыть в небо. Но ни сил, ни здоровья для такого маневра, явно было недостаточно. Да и шасси его намертво вмуровано в постамент. Так он и стоял, и стоит там, смотря пустыми окнами в бесконечную даль.

Между тем, погода изъявила намерение совсем резко испортиться. Максим даже сказал, что было штормовое предупреждение. И если в родном Благовещенске штормовые предупреждения уже вполне привычны и не так страшны, то на морском побережье я даже не знал что ожидать от такого поворота. Тем более, что Камчатка славится капризностью погоды.

Поэтому, мы не стали долго беседовать с Максимом – он живет в Елизово, а нам предстояло еще доехать до Петропавловска. Договорившись с ним связаться ближе к концу недели, я погрузил вещи в черный Land Cruiser Prado («неплохо живут здесь водители» — пронеслось в голове в этот момент), и мы отправились в столицу Камчатского края.

***

Квартиру я снял рядом с центральным рынком. Не сказать, что это центр города. Но и окраиной этот район не назовешь.

Двухкомнатная хрущевка на четвертом этаже по цене выходила дешевле самого простого номера в гостинице. Впрочем, двухкомнатную квартиру я снял не ради шика. Свободных однокомнатных на момент моей командировки попросту не было.

Хозяйка проверила краны в ванной, так как, по ее словам, предыдущие постояльцы как-то умудрились их свернуть. Я тоже осмотрел внимательно смеситель. В итоге, мы пришли к обоюдному мнению, что краны отремонтированы.

Получив арендную плату, хозяйка рассказала как правильно пользоваться телевизором, оставила ключи и ушла. Я же еще раз прошел по комнатам. Честно говоря, те фотографии, что были представлены на сайте агентства и реальная обстановка в квартире, слегка различались. Однако, я не стал впадать в отчаяние от этого диссонанса – большая кровать, телевизор на стене с кабельными каналами и окна, из которых можно было видеть вдалеке море – меня вполне устраивали. В этом плане я не привередлив. Главное, чтобы никто не лез в мое пространство, которым, на ближайшие две недели выпало быть этой квартире.

Петропавловск-Камчатский

Там, вдали, Авачинская бухта…

Одев куртку, я вышел на улицу и прогулялся под моросящим дождиком: обошел вокруг дома, осмотрел, какие есть магазины рядом, прошелся вниз по улице и увидел рынок, вернулся, купил еду, зубную пасту, кусачки для ногтей и поднялся в свое обиталище.

Бутерброд с колбасой кусок за куском отправлялся ко мне в рот, в то время как я стоял на балконе и сквозь морось смотрел на кусочек Авачинской бухты. С облегчением я, наконец, понял, что мой путь в эту сторону завершен. Сегодня можно немного отдохнуть, а завтра начнутся будни. Не такие уж и серые…

Продолжение планирует быть!